header 2018m

Stevsky.ru Бессмертие Литература Фантастика Клуб Гернсбека (рассказ)

Клуб Гернсбека (рассказ)

prokol- А я утверждаю, что линия времени моновариантна и любое изменение вносит коррективы на всей её протяжённости! - спокойно, но настойчиво повторил джентльмен в тёмно-сером пиджаке и заметным массивным перстнем на правой руке. Его лицо, затенённое вкрадчивым полумраком клуба, казалось грустным и отстранённым, что явно не вязалось с его увлечённой репликой. Брови, чуть подёрнутые сединой, угрюмо нависали, образуя волнистую прерывистую черту над глазами.
- Потому как, - продолжал он, - модель поливариантности предполагает появление новых ответвлений реальности при каждом минимальном воздействии на временную линию, а это невозможно! - он подался немного вперёд и на лицо упал луч света от стоящей на столе лампы, высветив в деталях его лицо. Оно было вполне заурядным - лицо крепкого пожилого мужчины, покрытое чёткими морщинами, изрядно седеющего и внешне спокойного, хотя глаза его - ясные и подвижные - выдавали по-юному живой интерес к обсуждаемой теме.

 

- Лессер! Ты неисправим! - подал голос мужчина напротив, полноватый, с зачёсанными назад волосами и весёлыми глазами компанейского шутника - почему же не быть многовариантности? Где в каждом из ответвлений существует такой же клуб имени Гернсбека и в нём проводят своё время такие же, как мы, люди! И не забывай, пожалуйста, что сейчас твой ход!
Первый, названный Лессером, поморщился, но обратил внимание на доску и после недолгих раздумий поменял две фигуры местами и тут же передвинул третью, подняв её на следующий уровень. Взглянул, прищурив один глаз, на оппонента и произнёс:
- Тогда кто тебе сказал, что мы сейчас существуем и при этом находимся здесь? Я со Стивом, ты и Гордон? Чем ты можешь подтвердить своё существование в этом месте и в этой вариантности времени?
Свет лампы немного колыхнулся, будто заинтересованный обсуждаемой темой, но на самом деле это просто качнулся стол оттого, что двое других, прежде молчавших, разом облокотились о него. Тот, что сидел по левую руку от Лессера, имел острые черты лица и носил такую же острую бородку. Другой был черноволос и обладал чёрными проницательными глазами, сверкавшими при любой степени освещения. Он был моложе остальных и редко подавал голос, однако намечающаяся дискуссия, казалось, увлекала его достаточно сильно. Он положил руки на стол, потому как следующий ход был его. Белоснежные манжеты его рубашки на добрых три сантиметра торчали из рукавов чёрного пиджака, однако это не придавало ему вид неряшливости, а выглядело как дань некой старинной моде.
- Я тоже придерживаюсь модели моновариантного времени - произнёс он, лёгким движением поправив левую манжету двумя тонкими пальцами правой руки, - она выдерживает всю критику, в отличие от противоположной теории.
После этого он сделал три быстрых перемещения на доске и откинулся в кресле, снова погрузившись в полумрак. На свету остались только его руки с тонкими длинными пальцами.
Артур тихонько покачал головой, глядя на доску: ему не понравилось, что Гордон сделал так много перемещений за один ход, но ничего не сказал, так как правила это не запрещали.
- Давайте рассмотрим пример - произнёс он, подавшись вперёд и чуть привстав над столом - самый банальный, но зато самый понятный пример! Случай с разрушением машины времени поселенцем будущего!
Он оглядел присутствующих и, не заметив в их взглядах протеста, вернулся на своё место и, довольный, продолжал:
- В вашей моновариантной системе времени будет происходить следующее: учёный в точке ноль изобретает и конструирует машину времени! - Лессер легонько кивнул, давая понять, что с этим предположением он согласен - потом, из точки один, чуть дальше по времени, он или кто-то другой перемещается назад в точку ноль и уничтожает машину времени! Ну, по разным причинам... - начал было оправдываться Артур, завидев лёгкое несогласие на лицах собравшихся - вобщем, не суть! Машина времени в точке ноль уничтожена! И что получается? Будучи уничтоженной в точке ноль она не может появиться и в точке один, а значит наёмный уничтожитель машин времени не сможет отправиться в прошлое для выполнения своей пагубной миссии! Мало того, он вообще не будет знать ничего о машинах времени, так как их, получается, никогда и не существовало! НО! Не отправившись в прошлое, он не уничтожит машину времени, а значит, она всё же будет существовать! Тут, как вы видите, появляется явное противоречие, подтверждающее, что моновариантная модель не является рабочей!
Артур окинул окружающих торжествующим взором, отметив про себя, что все трое слушают очень внимательно, и с жаром продолжал:
- При рассмотрении модели поливариантности временной линии всё гораздо проще: пусть останется тот же момент ноль и момент один и опять в прошлое летит человек с целью уничтожить машину времени! Уничтожение машины времени просто создаёт новую ветвь реальности, в которой её нет и никогда не было, а та реальность, в которой она есть, продолжает существовать параллельно, поэтому наш господин уничтожитель продолжает жить и здравствовать и смело возвращается в своё время! Как вам такое доказательство?
- Неоднозначно - сухо проронил молчавший до этого Стив - ты ходишь?
Артур открыл было рот, чтобы разразиться новыми доказательствами, но передумал, бегло глянул на доску и забрал с неё одну из фигур, поместив её в небольшой ящик, стоявший между ним и Гордоном. Такой же стоял напротив, между Стивом и Лессером.
- Поясни, пожалуйста, Стив! - попросил Артур. Он уважал мнение этого человека, но его немного раздражала манера разговора, которую использовал Стив: его короткие реплики всегда требовалось разъяснять дополнительно.
Стив издал короткий смешок и приступил к разъяснениям:
- Если принимать теорию о моновариантности, то мы рассматриваем линию времени как длинную палку с двумя концами: потянул за один конец - сместился другой, потянул за второй - движется первый. Моновариантность! Коллизия в истории с уничтожением машины времени пропадает, так как внесение изменений в прошлом одновременно сдвигает будущее, а изменение в будущем затрагивает прошлое! И ключевым моментом, я считаю, стоит принимать точку прокола времени, которая сразу же вносит коррективы на всей протяжённости линии времени. Выглядит это примерно так: вы перемещаетесь и делаете прокол времени, который становится для вас и для вашей ситуации ключевым. Бежите уничтожать машину времени, взрываете весь научно-исследовательский комплекс из большого гранатомёта - он усмехнулся, обнажив белые зубы - бежите обратно в машину времени, чтоб вас не поймали, и возвращаетесь в тот же момент, из которого прибыли, в ключевой момент. Тут же пропадает машина времени и всё, что было с ней связано, так как прокол времени замкнулся. Остаётесь вы в чистом поле среди ромашек и пытаетесь припомнить, были вы в прошлом или нет, и была ли вообще машина времени когда-нибудь. А окружающие смотрят на вас, на дурака посреди чистого поля, и показывают пальцами, вспоминая, что год назад похожий на вас негодяй рванул крупный исследовательский центр и скрылся в неизвестном направлении. И они никогда не слышали о машине времени, а ваша супруга приходит в замешательство, когда вы заговариваете о машине времени, хотя ещё вчера вы обсуждали с ней проблему временной коллизии за ужином!
Гордон хмыкнул из полумрака, а Артур нетерпеливо захихикал:
- Неплохо... неплохо, Стив! Очень... даже... реалистично! - давился он смешками - а что же насчёт поливариантности? А?
- А вот здесь как раз явная неувязка в ваших выкладках, профессор! - Стив единственный из всей компании называл Артура профессором, а Гордона - доктором, его брат Лессер называл их по именам, а те, в свою очередь, не любили обращаться друг к другу по научным степеням и предпочитали безличные обращения - в вашей поливариантной модели господин вредитель возвращается обратно в своё время и спокойно здравствует, ведь так?
Артур кивнул, Гордон лишь сверкнул глазами.

 


- А должен он попасть в будущий момент новой, только что созданной вариантности! Той, где машина времени была уничтожена и, вполне возможно, никогда не была изобретена! И где он никогда не знал о временных перемещениях и жил себе спокойно и беззаботно! Их ведь станет двое! Мало того, один из них будет обладать неслыханной чудо-техникой - машиной времени! Не слабо?
Стив прервался, потому как из полумрака вынырнул аккуратный худощавый официант и начал составлять с подноса блюда:
- Грибной салат для господина профессора, два антариэля для сэра Гордона, китайская лапша для сэра Лессера и молочный суп с креветками для сэра Стива. Жаркое подоспеет через двенадцать минут, господа.
На этой фразе он степенно растворился в полумраке, а всё названное им уже покоилось на столе, издавая очень аппетитный запах.
Общество заметно оживилось, почти синхронно потянувшись за приборами, однако Артур, увлечённый спором, продолжал:
- Тебе ведь неизвестно, что он вернётся в будущее именно в этой ветке реальности! Ты употребил мой не самый любимый термин "прокол времени", так что вспомни его ещё раз: для завершения прокола времени путешественнику необходимо вернуться в то время и в ту реальность, из которой он уходил, дабы не нарушить совершенно неколебимый закон физики - закон сохранения энергии...
Стив уже повязал себе платок и жестом показал, что всё же требует перерыв на трапезу, не смешанную с дискуссией.
Артур немного напряжённо, но в целом добродушно пожал плечами и тоже приступил к еде.
Трёхмерные ситуационные шахматы тоже ждали развития событий: четыре сотни фигур находились на игровом поле в основном на первых двух уровнях, исход сегодняшней игры пока ещё непредсказуем, хотя стены клуба, игровая доска и сами фигуры точно помнят, что когда Стив и Лессер играют в паре, им сам чёрт не противник: братья будто знают мысли друг-друга и действуют настолько слаженно, что не оставляют шансов никакому сопернику. Даже профессор Артур со своим молодым и подающим большие надежды помощником уже несколько раз оставались разгромленными, однако не теряли надежд, благодаря чему и была начата эта игра, четвёртая в подобном составе. Командный счёт 3:0 сильно досаждал гордости профессора и он жаждал отыграться, обуреваемый азартом не меньше, чем заядлые картёжники в портовых пивнушках старого Бенамара.
Задачей игры был вывод одной из ключевых фигур команды на верхний уровень игровой пирамиды. Команда из двух игроков владела набором фигур, двигавшихся каждая по своим заданным траекториям. За круг команда имела возможность сделать до пяти перемещений, но обязательно должны были походить оба игрока. В отличии от обычных шахмат перемещения могли быть намного сложнее и затейливее: всевозможные двойные и тройные рокировки, перепрыгивание фигур, переход на более высокий уровень и забор фигур с поля. И если вероятностей сыгранных партий в шахматы было несколько сот миллиардов, то в случае с трёхмерными шахматами это число возрастало многократно! Надо было обладать хорошим трёхмерным видением и недюжинной ситуационной памятью, чтобы научиться играть в эту сложнейшую математическую игру. Для того, чтобы играть в паре, плюс к тому ещё необходимо было предвидеть ходы своего напарника и уметь подстраиваться под командную тактику.
Артур был признанным асом игры и его напарники признавали его сильный характер ведущего, задающего темп игры, умеющего повернуть любую ситуацию в нужное русло. Однако против дуэта Стива и Лессера он был практически бессилен: слаженная игра братьев не оставляла ему ни единой выгодной позиции...
- Мы ничего не знаем о природных механизмах разрешения коллизий времени - Стив уничтожил первое блюдо раньше всех и вернулся к обсуждению темы дня - возможно, что изменения во времени вызывают необратимые сильнейшие цепные реакции во временном континууме, грозящие уничтожением вселенной, а возможно природа меняет свои законы ради подобных коллизий и сама сглаживает всё до малой степени противоречий. Мы ведь даже не можем представить, что происходит с пространством в момент самого обычного прокола времени! Во времени перемещается человек, замещая собой какую-то часть пространства будущего или прошлого. Что происходит с этим пространством? Неужели оно безнаказанно позволяет себя сжимать? А там, откуда он ушёл? Там же явная нехватка! Ну, там ещё ладно: если путешественник вернулся в момент своего собственного отлёта, то пространство не должно сильно возмутиться! А если он погиб в прошлом? И никогда не вернулся обратно в момент прокола? Сразу же коллапс?
Стив насмешливо оглядел собеседников: Артур замер в задумчивости, держа вилку с грибами на весу; Гордон на мгновение перестал пилить ножом второй антариэль и озадаченно смотрел на Стива своими чёрными глазами; Лессер еле заметно улыбался, наматывая остаток китайской лапши на палочки, будто знал уже всё на свете о временных коллапсах.
- А ты прав, чёрт побери! - произнёс Артур, выйдя из оцепенения - прокол должен завершаться, иначе образуется временная дыра! Скачок в одну сторону вреден для математики времени: должно быть и противодействие - скачок в противоположную сторону! Иначе... Иначе всё должно сместиться!
Стив улыбнулся ещё шире, будто услышал какую-нибудь шутку, в то время как профессор зримо погрузился в математические вычисления вероятностей, связанных со смещением времени: он закатил глаза и из приоткрытых губ доносились обрывки сложных формул.
- Я постоянно на этом и настаиваю: всё должно смещаться! И скорее всего нас давным-давно уже шатает то туда, то обратно по линии времени. То вперёд, то назад. Потому что где-то в будущем машину времени всё же изобрели и постоянно летают в ппрошлое, каждый раз делая прокол времени. А есть прокол - есть и смещение. Как в физике частиц: есть протон - есть электрон. Есть дым - значит есть и огонь! Иначе то никак! - Стив явно разошёлся, но как раз в этот момент официант принёс жаркое. По правилам заведения жаркое подавалось всем одинаковое, но с разными соусами. Худощавый гарсон мгновенно убрал пустые тарелки, так, что Артур едва успел схватить со своей последний кусочек гриба, и расставил перед посетителями блюда с жарким. Шеф-повар точно знал, кто из них какой соус предпочитает, поэтому блюда у всех были политы согласно их пристрастиям: острый томатный с каплей лимонного сока - у Стива, кисло-сладкий, приготовленный по какому-то китайскому рецепту - у Лессера, сметанный с чесноком и чёрным перцем - у Гордона и сырный с ванилью - у профессора Артура.
Вопрос временных коллизий вновь повис в воздухе: общество увлечённо принялось за жаркое. Фигуры на игровом поле молчаливо наблюдали за продолжением трапезы, а полумрак за спинами игроков приобрёл какой-то сиреневый оттенок и будто сгустился ещё плотнее. Свет выхватывал только круг стола и отдельные фрагменты собравшихся: руки Гордона, уходящие в белые манжеты, острый нос Стива, седеющие брови Лессера и массивный подбородок Артура.
Когда этот подбородок прекратил монотонные движения и хозяин аккуратно вытер салфеткой свой рот, первым делом раздался его возмущённый возглас:
- Как я понял, вы трое сговорились против меня и все вместе поддерживаете идею моновремени! И я один вижу её несостоятельность перед простотой и стерильностью идеи множества вариантностей! Вы только подумайте: каждое элементарное вмешательство во временной континуум оставляет рубец на вашей единственной реальности! Тянет её назад и вперёд, и так - много раз в один и тот же момент времени! Нет, вы только представьте, что учёный отправляется в прошлое, чтобы произвести коррекцию событий. Он влияет каким-то образом на ход истории, устраняет из неё какую-нибудь ключевую личность.. ну я к примеру всего лишь! - запротестовал профессор, видя, как Лессер насторожённо поднял бровь, а Стив недоверчиво хмыкнул - ну пусть будто бы существует центр коррекции времени! И после коррекции история меняется так, что становится гораздо хуже, чем было! А потом в прошлое летит второй учёный и мешает первому... И история вновь перекраивается! И всё опять иначе! Ну неужели же природа потерпит такие вмешательства в себя? И сколько же надо потенциальной энергии, чтобы двигать туда-сюда эту тяжеленную временную последовательность? Ведь учёный может отправиться и на тысячу лет назад! И вся тысяча будет, как вы это называете, смещаться? На мой взгляд, совершенно абсурдно! И ладно я понимаю, что Стив и Лессер придерживаются этой идеи, но ты, Гордон! Я думал, ты во всём идёшь по моим стопам... - профессор разочарованно покачал головой, - и, кстати, ты не аргументировал свою позицию! Может, ты изменишь своё мнение? И вообще! Кто там ходит? Мы так до утра не закончим игру! - он выглядел очень оживлённым и даже несколько агрессивным. То ли у него добавилось сил после еды, то ли он злился на своего ученика, то ли действительно жаждал продолжения интеллектуальной битвы. В любом случае Стив поднял руку, подав знак, что ход за ним. Он тут же сделал четыре быстрых коротких перемещения, на которые Лессер мгновенно отреагировал выводом одной из фигур на третий уровень. Теперь ход был за Гордоном, а Артур открыл от удивления рот: он явно не ожидал такой острой и слаженной комбинации.
Тут голос подал Гордон, который был вынужден взять небольшую паузу для поиска достойного ответа на комбинацию братьев, и решил занять её включением в обсуждение временного парадокса:
- Мои выкладки относительно моновариантной структуры времени основываются на старинном математическом приёме "от обратного". Я предположил, что архитектура времени поливариантна и начал искать противоречие. В рамках данного предположения можно рассмотреть ту же схему с разрушением машины времени, упомянутую ранее, но немного подробнее...
Гордон замолчал ненадолго, давая официанту убрать со стола опустевшие приборы и поставить на их место аккуратные чашечки с чаем. Сорт чая у всех был одинаковый и вкусовых добавок не полагалось, потому как буйства вкуса к моменту завершения ужина было уже вполне достаточно.

 


Гордон степенно поправил левую манжету своими тонкими пальцами и решил продолжить:
- Предположим, что машина времени создана в точке ноль и существует на протяжении определённого отрезка времени от нуля до двух или даже трёх, так интереснее. Из точки три исследователь отправляется в точку один и производит некие действия, которые создают альтернативную ветвь времени. Ваши рассуждения, коллеги, предполагают то, что она может создаваться уже в момент пересечения времени, но для моей теории это не столь важно. В точке один время ветвится, образуя две вариантности, и, соответственно, две точки три и две точки два. Исследователь не унимается, и совершает перемещение из своей точки три в точку два! - Гордон осторожно улыбнулся, сверкнув белой полоской зубов, но тут же принял прежний сугубо деловой вид
- И на одной из веток начинается новое ветвление, в результате которого формируется три вероятности. Появляется три точки три, простите за тавтологию, в рассматриваемом нами дереве. Почему не четыре, я хочу объяснить чуть позже...
- Ну, пока никаких противоречий не наблюдается, посмотрим, что будет в том самом "позже"! - чуть злорадно вставил Артур, однако тут же замолк под укоризненным взглядом Стива.
- Обратим пристальное внимание на точки три во всех вероятностях - внешне невозмутимо продолжал Гордон, хотя и Стив, и Лессер предположили, что его задела реплика профессора: в этой компании было принято внимательно выслушивать собеседника и не перебивать.
- Для наглядности приведу пример: вернувшись в точку один исследователь пишет письмо и кладёт его в сейф, получая две реальности: письмо было написано и письмо не было написано. Вернувшись потом в точку два, он достаёт письмо из сейфа и отправляет его своему лучшему другу, образуя две вероятности: письмо было отправлено и письмо не было отправлено. Для оригинальной вероятности точка два не имеет содержания, так как, если письмо не было написано, то нечего и отправлять...
Гордон замолк, переводя взгляд с одного собеседника на другого, пытаясь прочитать в глазах какое-либо суждение. Лессер выглядел задумчиво и по глазам было видно, что он просчитывает некие вероятности по предложенной схеме. Лессер прищуренно улыбался, глядя прямо в глаза Гордону: казалось, этот хитрец знал все выкладки, которые собирался изложить Гордон, ещё до того, как тот открыл рот. Артур выглядел сосредоточенно и глаза выражали изрядную долю недоверия, сглаженную привкусом гордости за своего ученика.
- Итак, мы получаем три точки: письмо не было написано, что является оригинальной ветвью, письмо было написано, но не было отправлено и письмо было написано и отправлено, что будет для нас действующей реальностью, так как эти изменения были совершены последними. Получается простая фигура "двойной вилки" или "вилки в вилке".
А теперь изменим модель и поменяем порядок перемещений: сначала - перелёт из точки три в точку два, а затем - из точки три в точку один. За оригинальную ветвь теперь примем ту, где письмо было написано и отправлено, то есть чётко выделены точки один и два.
В первый перелёт мы перехватываем отправленное письмо и забираем его с собой, тем самым образуя две ветви: письмо всё же отправлено и, видимо, дошло до адресата, и письмо изъято нами и до адресата не дошло. А во второй перелёт мы выкрадываем письмо из сейфа и сжигаем его, полностью исключая из нашего эксперимента! - Гордон сверкнул глазами на Артура, однако тот не отвёл взгляд от игральной доски, которую внимательно изучал всё время после своего не слишком удачного высказывания.
- Временное дерево снова ветвится и в одном варианте письмо в сейфе лежит, а во втором - нет! Причём мы, исходя из основного правила единственности сущности, оказываемся на только что созданной ветке вероятности, где письма не существует. Но мы ведь его забрали сами из точки два! Оно - в нашем кармане! Письмо из параллельной ветви времени, которую мы только что уничтожили, находится у нас в руках! Как вам такая коллизия?
Гордон снова обвёл всех взглядом, после чего уверенно двинул две фигуры на доске, организовав мощный блок для позиции противника.
- Чушь! Какая чушь! - тут же воскликнул Артур, поняв, что право хода, а потому и голоса, перешло к нему - это же совсем не коллизия! Это просто один из тех временных парадоксов, с которыми нам придётся сталкиваться чуть ли не на каждом шагу при дальнейших рассуждениях! И это рассуждение никак не доказывает того, что теория поливероятности времени неверна! - он остановился чтобы перевести дух.
- Докажи - сухо улыбнулся Стив, бросив быстрый взгляд на Гордона (тот вжался в кресло от резкой критики профессора), а затем на Артура. Последний выглядел разгорячённым и готовым к активному отстаиванию своих убеждений.
- Докажу! - снова завёлся Артур - Докажу... - повторил он уже тише, приглаживая левой рукой свою причёску, будто пытался сам себя успокоить. Видимо, это у него получилось, потому как заговорил он уже более спокойно:
- Мы не уничтожаем ветки времени! Мы их только создаём! Каждый наш перелёт в прошлое - это создание новой ветки и уход от прежней последовательности событий. Но говорить, что временная вероятность пропадает, уничтожается при нашем скачке в параллельную ей, это всё равно, что засовывать голову под подушку и утверждать, что солнце взорвалось, потому что мы его не видим... Следует шире взирать на окружающие вас события, господа, так как они происходят и без вашего непосредственного участия! Или вы желаете вернуться в эпоху Канта и поговорить о "вещах в себе", только в переложении на временную теорию? Глупо! - он снова оскалился, затем протянул руку к игровому полю, подержал её так некоторое время в раздумьях, затем уверенно двинул одну из фигур, а вторую сместил на уровень вниз, также, как и Гордон заблокировав позицию противника. Такой ход назывался Шанхайским пике, но его исполнение было довольно грубым и необоснованным, отчего Стив укоризненно покачал головой, а Лессер приподнял брови.
- Гордон допустил грубую ошибку в последнем этапе, - продолжал профессор более спокойно и уверенно, - ты, мой друг, снова запутался в вопросах ветвящихся вероятностей. Если ты отправляешься в более раннюю точку, чем та, что посещал до этого, то ты создаёшь новое ветвление вероятностей, в котором за пределами твоего влияния остаётся ветвь, где ты изъял письмо, породив вилку, - Артур перевёл дух, обмакнул платком изрядно взопревший лоб и продолжил деловито и несколько надменно, - и вероятность, в которой ты сжигаешь письмо становится твоей основной, генеральной вероятностью!
- У меня есть ремарка к вашему доказательству, профессор - всё также резковато, но довольно нейтрально молвил Стив. Была его очередь ходить, потому к нему и перешло право слова по негласной договорённости игроков, - у Гордона, только что сжёгшего письмо, в кармане находится его копия. Поведение этой копии определяет истинность одной из теорий. Если копия исчезнет - это будет говорить в пользу моновариантности времени, если нет - значит поливариантность побеждает!
Стив закончил говорить, в повисшей тишине сделал медленный глоток горячего ароматного чая, бросил короткий взгляд на профессора, застывшего в ожидании продолжения истории и передвинул сразу две фигуры, атаковав противника. Лессер, не медля ни секунды, продолжил атаку передвижением ещё двух фигур, чем завершил сложный и глубоко продуманный кватро-страйк, который однозначно оборачивал ситуацию на доске в пользу их со Стивом команды.
Гордон поперхнулся чаем, а Артур удивлённо переводил взгляд с доски на Стива, потом на Лессера и обратно - на доску. Наконец он не выдержал и из него вырвалось давно зревшее предположение:
- Да вы или мухлюете как черти, или всё-таки телепаты! Невозможно так играть в трёхмерные шахматы! Нельзя знать все возможные ситуационные производные! Невозможно так понимать мысли друг-друга разным людям! Невозможно!!!
Можно было понять профессора, ведь он нечасто проигрывал в трёхмерные ситуационные шахматы и каждый проигрыш сильно задевал его самолюбие. Вот и сейчас, когда исход встречи был уже предрешён, им овладели эмоции, не дающие спокойно и с достоинством закончить бой. Однако, высказанное им в пылу предположение возымело неожиданный эффект: Стив очень медленно встал из-за стола и, тяжело опершись на край руками, долгим жёстким взглядом обвёл окружающих. Во взгляде сквозила отчуждённость и, как это ни странно, грусть, коей ранее никогда за ним не замечалось. Лессер медленно кивнул и успокаивающим тоном произнёс:
- Да, Стив, сегодня...
Артур с Гордоном переглядывались в недоумении. Профессор попытался было заговорить, но был остановлен властным жестом Стива. Стояло молчание. Даже официант не решался подойти, чтобы забрать посуду. Фигуры на доске молча ждали приговора, расстроенные неоконченной битвой. Полумрак за пределами стола клубился и обретал причудливые формы, свиваясь в кольца и распадаясь на отдельные островки.
Голос подал Лессер. Он говорил мягко, с явным усилием, медленно. Смысл его фраз был понятен, но плохо вязался с повисшей на целую минуту тишиной.
- Гордон, будь добр, одолжи у официанта лист бумаги и конверт.
Гордон сверкнул глазами в секундном замешательстве, но после подозвал официанта и шёпотом объяснил своё требование. Тот мгновенно обернулся, будто бы ждал подобной просьбы, и на столе появились: два чистых листа бумаги, большой плотный конверт, ручка, баночка быстрозастывающего пластика и электронная печатка с красивым узором и датой с точностью до секунд. Гордон вопросительно посмотрел на Стива. Тот уже сел и расслабленно откинулся в кресле, поэтому сложно было видеть выражение его лица, скрытое полумраком, и тем более предполагать ход его мыслей. Лессер снова прервал молчание, обратившись к Гордону:
- Ты не знаешь, что написать? - Гордон смущённо пожал плечами и нервно поправил манжету, - можешь вкратце описать сегодняшний вечер, блюда, которые ты сегодня ел, ходы и комбинации сегодняшней игры, они ведь никогда не повторяются! Можешь написать всё что хочешь, хоть стихи собственного сочинения, главное, чтобы ты смог отличить своё письмо от любого другого!
- Я не понимаю, к чему всё это? - наконец не выдержал профессор, - что за комедию вы со Стивом сейчас разыгрываете? Или вы хотите провести эксперимент с письмом, который только что обсуждали? Но чёрт возьми, неужели вы изобрели машину времени? - он будто бы метал глазами молнии то на спокойного Лессера, то на укрытого темнотой Стива. Последний издал короткий смешок, который растворился всё в том же полумраке и на него отвечал только тонкий, еле слышимый скрип ручки в руках Гордона.
- Артур, успокойся пожалуйста, сейчас ты всё поймёшь! - примирительно произнёс Лессер, улыбнувшись.
- Лессер, почему сегодня? Почему ты меня не предупредил? - Стив наконец вынырнул из темноты и голос был полон обиды и возмущения, чего никогда ранее за Стивом не замечалось. Острые черты лица даже немного округлились, он стал больше похож на Лессера.
- Ну ты же меня не предупредил двадцать лет назад? Вот я и повторяю этот путь, как повторял его все эти годы. Замкнутый круг, братец! Я ничего не могу с ним поделать!
Гордон дописал письмо и сложил его в конверт. Взял пластик, от души плеснул на конверт в месте разрыва и припечатал сверху электронным устройством. На печати зажглись и быстро остыли цифры: 22.11.2242г. 22.11.22 - точная дата и точное время. Лессер мельком глянул на печать и расплылся в улыбке.
- Так вы и есть путешественники во времени!? - внезапно осенило профессора и он аж подпрыгнул в своём кресле, - но как? Неужели вы изобрели машину времени? И где она? Как действует? - он перевёл дух - и значит вы можете доказать моновариантность временной линии? - голос профессора чуть дрогнул и наполнился недоверием и надеждой, что уж последнего то эти двое доказать не смогут, ведь столько поражений в один день профессор не выдержит! Но кивок Лессера открыл всю безысходность его сегодняшнего положения. Кивок отвечал на все вопросы сразу: да, они путешественники во времени, да, машина времени существует и да, время моновариантно.
Артур схватился за голову, будто собирался выдрать из неё последние волосы, но на деле ему так было проще думать. Он смотрел на Лессера, как на инопланетянина, пока тот спокойно улыбался. Молчаливо и поражённо взирал на разоблачённого путешественника и Гордон.
Лессер медленно вынул из стоящей под столом сумки конверт. Он был такого же размера, как и тот, что держал в руках Гордон, но пожелтевший, затёртый, испещрённый следами времени. Лессер положил его на стол рядом с собой и все, подавшись вперёд, смогли убедиться, что дата и время на печати второго конверта полностью совпадают с оригиналом - 22.11.2242г. 22.11.22. Артур испустил судорожный вздох и спросил:
- Изменения в первом конверте повлекут изменения второго?
- Да, именно так. В этом мы не раз убедились на себе - ответствовал Лессер
- Это как же? - не унимался Артур
- Шрамы - привычно резко бросил Стив.
Лессер тем временем попросил Гордона снова взять ручку и подписать конверт. Гордон принялся за дело, а остальные не отрываясь смотрели на второй конверт. На пожелтевшей поверхности появлялась подпись Гордона. Затёртая, в одном месте слегка размытая, также тронутая временем, как и всё письмо. Гордон закончил подписывать и тоже посмотрел на второе письмо. Взял их в обе руки и какое-то время сверял подписи под внимательными взглядами Артура и Лессера. Стив снова откинулся в кресле и словно бы потерял интерес к происходящему.
- Откроем? - приподнял бровь Лессер
- Которое? - вздрогнул Гордон, испуганно положив письма на стол
- То, что постарше, разумеется! Его срок уже пришёл, тогда как для твоего путешествие только начинается... Скажи лучше всем, что ты там писал! - Лессер снова улыбался.
- Онегин. Первая строфа, - смущённо ответил Гордон, - и ещё... Пару формул из того проекта, которым мы с профессором сейчас занимаемся, ну.. квантовая термодинамика тахионов, вся голова ими забита! Эти формулы вывел профессор Артур вчера вечером, я ему ассистировал. Их никто не может знать кроме нас двоих!
Лессер усмехнулся и надорвал старый конверт. На сложенном вдвое листе бумаги на передней стороне красовались строки Пушкина: "мой дядя самых честных правил...", а внутри сложения шёл ряд физико-математических формул. Гордон шумно вздохнул, а профессор крякнул и протянул руку за листком бумаги. Письмо сохранилось лучше, чем конверт, но следы времени проглядывали и на нём: бумага немного пожелтела, чернила высохли, придавая разборчивому почерку резкости и весомости. Артур изучал свои собственные формулы некоторое время, а оторвавшись от чтения и положив бумагу на стол, задал Лессеру вопрос:
- И что же, ты хранил его двадцать лет?
- Да
- И не вскрывал?
- Нет. Тогда бы распалась печать.
- И никто за двадцать лет не видел эти формулы?
- Видел. Я
- Как? - у профессора округлились глаза
- Вот так - ответил Лессер и указал на Стива. Тот держал в руках подобранное со стола письмо и увлечённо изучал формулы, - в ваших изысканиях кроется очень важное зерно, признающее неравномерность временного континиума и возможность его прокола. Вы не можете сделать следующий шаг в изучении вопроса лишь потому, что придерживаетесь идеи поливариантности времени. Измените мнение, ведь сегодня мы доказали вам его ошибочность, и вы сильно продвинетесь! Через пару лет вы сможете открыть принцип путешествия во времени!
Артур замолчал, голос подал Стив:
- Я захвачу оба письма с собой, вы не против? Они мне очень пригодятся... в прошлом - он встал, прихватив оба письма, оглядел всех в давящей тишине молчания и вышел, только легонько хлопнув по плечу Лессера.
- А он... - испуганно спохватился профессор
- Не отдаст никому ваши формулы, Артур, не беспокойтесь. Их увидит только он. И я. Но так как он и есть я, то формулы увидит всего один человек на свете, пока вы не опубликуете их - Лессер тоже приподнялся и, вежливо попрощавшись за руку, заявил - я как раз собирался отправиться туда, где ваши труды уже опубликованы. Буду убеждать несчастных консерваторов, что изменения во времени возможны и необходимы. А то, знаете ли, запрут все величайшие достижения человечества на сто замков и охраняют их до скончания века!
С этими словами Лессер растворился в темноте, а клуб Гернсбека продолжал мирно отсчитывать минуты и часы вселенского времени. Официант забрал посуду и весело глянул на задумчивых и ошарашенных коллег, оставшихся за столом.

После он подошёл к стойке в конце зала, достал из сумки маленький переключатель с двумя режимами и перевёл его из положения "моно" в положения "поли". Хихикнул и убрал прибор обратно. Время течёт так, как захочет он. И он это знает.



Новые материалы по этой тематике:
Старые материалы по этой тематике:

Обновлено ( 17.12.2013 08:43 )  

Цитата дня

В произведении должна быть ясная, определенная мысль. Вы должны знать, для чего пишете. Иначе, если идти по этой живописной дороге без определенной цели, то вы заблудитесь, и ваш талант погубит вас.
А.П. Чехов

Популярное

Google+